Пионеры URAHARA: Прошлое и будущее японского стритвира

Не так давно японская уличная одежда была неотъемлемой частью моды. Яркие принты и повышенное внимание к деталям сейчас не воспринимаются, как нечто необычное, но многие не знают, что популярные в наше время японские бренды уходят корнями глубоко в историю Токио, задолго до появления интернета, цифровых камер и понятия коллабораций. Чтобы узнать прошлое и будущее японской уличной культуры, обратимся к истории, которая началась в местечке под названием Urahara.

Urahara, сокращенно от  ura-Harajuku, буквально означает «скрытый Харадзюку» — квартал, расположенный между районами Харадзюку и Аояма, который хранит в себе истоки японской уличной культуры. В середине 90-х, эти улицы были заполнены неизвестными, и часто безымянными магазинами. Некоторые из них вдохновлялись Западом, проявляя свой интерес к Америке или Великобритании, импортируя спортивную одежду, взятую из культур хип-хопа и панка. В конечном итоге это спровоцировало большой приток идей, а не готовая к такому повороту Япония воспринимала происходящее не очень радушно. Говорят, что магазины A Store Robot и Vintage King появились на рассвете движения Urahara. Они по-новому представили иностранные культуры и идеалы, импортируя достаточно контента для дальнейшего творчества. Молодое поколение впитывало все, как губка, и каждая купленная вещь оказывала влияние через школы и улицы, пока это не стало настоящей рекламой, когда даже дети постоянно спрашивали друг у друга, где можно достать ту или иную футболку или аксессуар.

После A Store Robot и Vintage King появился другой магазин, управляемый, в то время еще неизвестными Jun “Jonio” Takahashi и Tomoaki Nagao (NIGO). Их магазин, с довольно абстрактным называнием «NOWHERE» располагался в очень людном месте. Это было во время без интернета, так что про магазины узнавали по сарафанному радио и рекомендациям друзей. В «NOWHERE», пространство было разделено на 2 части, и на половине NIGO в первую очередь были футболки с принтами – которые стали началом A Bathing Ape, и, как многие полагают, началом Urahara.

Увлечение Shinsuke Takizawa культурой Америки и бунтарское мышление привели к созданию NEIGHBORHOOD, бренда, признанного и отдающего дань фактическому «району» Urahara. Дизайны Shinsuke в то время были очень радикальными, с ссылкой на мотоциклы и тяжелый металл – то, с чем японская молодежь почти не сталкивалась. Вскоре Nobuhiko Kitamura открыл HYSTERIC GLAMOUR, магазин для поклонников фильмов и рок-групп 70-х. Креативный дизайнер SK8THING смешивал различные графические проекты для A Bathing Ape, фирмы игрушек BOUNTY HUNTER и многих других. С такими брендами, как Goro, WTAPS, visvim, HECTIC, остановить творческий процесс было просто невозможно. Бесконечный «водопад» стилей со своим уникальным вкусом начал проявляться на улицах, и очень нравился даже детям.

Это был настоящий прорыв, и фанаты сметали все, что предлагалось в  Urahara. После этого волну подхватили японские журналы, такие как “smart” и “ASAYAN”, создавая все больший ажиотаж. Подростки и те, кому уже было  за 20, гонялись за вещами, выделяя так называемые «Граали», которые получали наибольшее внимание, как например футболки и различная рок-атрибутика из HYSTERIC GLAMOUR, деним от NEIGHBORHOOD, индейская символика от Goro, и, конечно же, знаменитый камуфляж BAPE вместе с пуховиком от знаменитого актера и певца Кимура Такуя. Что-то из этого было воссоздано, но большинство вещей так и остались невероятно желанными и в наши дни.

Так почему же они были настолько востребованными? Почему Urahara произвел такую революцию? Ответы можно найти в совершенно разных и удивительных источниках. Такахиро Ито, редактор HYPEBEAST.jp, относится к субкультуре, которая была до Urahara — Shibukaji. «Молодые люди, одетые в американские бренды, такие как Levi’s, Ralph Lauren, или The North Face прогуливающиеся по Сибуя (один из 23 специальных районов Токио). Независимо от стиля, они всегда были в одежде зарубежных брендов. Видеть произведенные в пределах страны вещи, людьми, которые знали об иностранных культурах, было словно глотком свежего воздуха». Это ни с чем не сравнимое чувство патриотизма, как, например, американцы гордятся своим «Сделано в США».

Jey Perie, креативный директор бруклинского Kinfolk Store, представитель BEDWIN & THE HEARTBREAKERS и Deluxe в США утверждает, что успех может быть достигнут, путем интерпретации зарубежных культур для японской аудитории. «Они осознали, и представили происходящее в Лондоне и Нью-Йорке в ключе, который был понятен японской молодежи». Затем был культ этих дизайнеров, которых воспринимали, как героев, которые знали, как представлять свои товары на рынке. «Добавьте к этому невероятные потребительские запросы большинства, и вы начнете понимать, как группа людей может превратить небольшую компанию по производству футболок в многомиллионный бизнес».

Paul Mittleman, арт-директор adidas и бывший креативный директор Stussy, считает, что все намного проще. «В основном это было лишь стремление к созданию», говорит он, указывая на бренд GOODENOUGH, новаторский бренд, который в начале 90-х Хироши Фудживара назвал «крестным отцом японской уличной одежды». “Причиной перемен был ‘стиль’, а следом развивались навыки. Я думаю, что простая идеология GOODENOUGH была необходимостью – большинство того, что нас окружало, было далеко не идеальным. В 80-х, стиль фактически отсутствовал в японском производстве и дизайне. Внимание концентрировалось на практичности и эффективности, а не эстетике. И хотя изначально это относилось в основном к технологиям, то вскоре начало проявляться и в моде, где дизайн был виден лишь в различных вариациях традиционной одежды (кимоно и т.д.)».

Искать вдохновение в традициях у японцев всегда получалось отлично, и по словам Мотофуми «Poggy» Коги из UNITED ARROWS, это можно сравнить с поп-культурой Запада в 90-х. «В хип-хоп индустрии 80-х в США были популярны  спортивные костюмы и золотые цепи, а уже к примеру в 90-х, «A Tribe Called Quest» выходили на сцену с кожаными медальонами вместо цепей, подчеркивая свои африканские корни». Мотофуми подчеркивает резкие перемены в мышлении японской молодежи того времени, своеобразную страсть к своим истокам, а также создание важных и значимых вещей без участия дорогих зарубежных брендов.

В какой-то момент движение Urahara начало сходить на нет, и то, что когда-то было источником чистого творчества переросло в обычный бизнес. Есть несколько мнений о том, когда именно это случилось; Jey Perie считает, что A Bathing Ape, продавшись японскому конгломерату I.T, в 2011, спровоцировало падение, а по словам “Poggy” все произошло намного раньше, с появлением  в мире моды компьютеризированного дизайна. Независимо от того, что стало или станет с Urahara, японская уличная культура постоянно развивается и проявляется в ином свете. Бизнес подразумевает большой рынок сбыта, охватывая Нью-Йорк, лондонский Soho, гонконгский Causeway Bay, парижскую улицу Rue Saint Honore и др. Значит ли это, что японский стритвир станет лимитированным, труднодоступным? «Да», признает Paul Mittleman, «но речь не просто о неспособности заполучить что-либо, а об отношении к брендам и внимании к деталям». Успех тогда и сейчас обусловлен не только дефицитом; конечный продукт должен продолжать удивлять, чтобы побудить аудиторию к покупке. Не удивительно, что большинство дизайнеров и стилистов обращаются к японским материалам и мотивам – магазин Okayama denim один из примеров ненасытной жадности мирового рынка до качественных вещей из Японии.»

Попытки качества превзойти количество, это бесконечная битва. «Fast Fashion» часто обвиняют в пониженном интересе к дизайну и высокой моде, из-за таких брендов, как H&M, UNIQLO, Topshop и Forever 21, которые поставляют эту самую «моду» по удивительно низким ценам. Эти изменения вполне естественны, и сейчас их скорее принимают, чем считают разрушительными». Многие коллаборации яркий тому пример, и по словам Jey Perie «NIGO и Jun Takahashi, своим сотрудничеством с UNIQLO лишний раз доказывают, что пионеры Harajuku приняли изменения и, более того, воспользовались ими. Сейчас время новому поколению создать собственное движение, и выбрать другой «район» для деятельности».

Может ли в Японии возникнуть новое движение, сравнимое с Urahara? Как знать. Может быть, все случится не в Японии, а в других культурно «горячих» точках, в экономически сильном Пекине или Сеуле. Конечно, это может произойти и в США, с отличными брендами вроде OFF-WHITE и HBA, посвященных в тонкости моды, а ветераны Stussy и Supreme способны воссоздать новый сектор уличной моды. Возможно, высококачественные японские бренды, как например BEDWIN & THE HEARTBREAKERS, DELUXE, Sacai, White Mountaineering или Cav Empt, будут восстанавливать былую страсть, которая, казалось бы, пропала для нынешнего поколения молодежи.

Эффект, который  Urahara произвел на мир, определенно не останется незамеченным. Большинство брендов, начинавших на той волне все еще в строю, и более того,  оказывают влияние на творчество новичков. Безусловно, отследить физическое местоположение Urahara невозможно, а по большому счету, с объединением всех рынков, посредством интернета это не так уж и важно.

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *